America Pictured Меню

Пешком по Аляске

Natalia Kargapolova
Contributor

Русский морской офицер впервые положил на географическую карту просторы Аляски



На обложке:

Лаврентий Загоскин
Пешеходная опись Лаврентия Алексеевича Загоскина (21 мая 1808 — 22 января 1890) ©2017 State Historic Museum

Исследование Аляски русским лейтенантом

Лаврентий Загоскин

Лаврентий Алексеевич Загоскин (21 мая 1808 — 22 января 1890) — русский морской офицер, исследователь Русской Америки — Аляски, Алеутских островов, Северной Калифорнии | Фото: State Historic Museum | Лаврентий Загоскин, Русская Америка, Аляска,

Исследование Аляски русским лейтенантом

6.2K

Просмотров/Репосты

[Комментарии] В начале 1840-х годов морским офицером Лаврентием Загоскиным на географическую имперскую карту России были положены огромные пространства ее американских владений.

Выпускник Кронштадтского морского кадетского корпуса лейтенант Лаврентий Алексеевич Загоскин (1808-1890) в течение одиннадцати лет нес ничем не примечательную морскую службу. В Кронштадте с приходом осени, когда корабли становились на зимовку, для двух тысяч офицеров начиналось длительное безделье. В своих воспоминаниях Загоскин писал об одной затее, вызванной скукой. В период ледохода, прекратившего сообщение с Петербургом, кружок офицеров решил выпить все вино на острове, что «и было исполнено». Эмблемой кружка значилась винная пробка, носившаяся в петлице на орденской Владимирской ленте.

Однообразие жизни длилось до тех пор, пока, под влиянием книг известных мореплавателей Крузенштерна, Лисянского, Головнина и Коцебу у молодого офицера не возникло желание познакомиться с окраиной отечества — Аляской. В 1838 году он предложил свои услуги Российско-Американской компании, являвшейся монополистом торговли в Северной Америке и организатором многих кругосветных плаваний.


Крузенштерн

Адмирал Иван Федорович Крузенштерн ( 8 (19) ноября 1770 — 12 (24) августа 1846). | Лаврентий Загоскин, Русская Америка, Аляска , Крузенштерн,




В 1842 году Лаврентию Загоскину, командиру брига, курсировавшего между городами Ново-Архангельском и Охотском, было предложено отправиться в путешествие в глубинные материковые районы владений. Морскому офицеру предстояло обозреть и описать систему бассейнов рек Квихпака (Юкона) и Кускоквика — главных торговых путей — и выбрать места для устройства редутов в районе залива Коцебу, где более успешно проводилась бы торговля с аборигенами.

Также требовалось выяснить и перекрыть пути, по которым происходил вывоз пушнины из районов Аляски для меновой торговли с чукчами, приезжающими на американский континент через Берингов пролив. Местное население Аляски тем же путем, минуя торговые пункты компании, также вывозило пушнину на Колыму, где происходил обмен меха на российские изделия.

«Мне предложили и с какой радостью принята мною экспедиция на два года», — с воодушевлением писал домой Лаврентий Алексеевич. Подготовка к экспедиции длилась четыре месяца. Особое внимание Загоскин уделял расспросам местного населения, скрупулезно составлял график передвижения. Тщательность подготовки обусловливалась сложностями неизвестного пути и неудачными попытками предшественников. Загоскин считал, что воля, страсть к путешествиям, твердость характера еще не обеспечивают успех дела. Нужны опытность и осторожность. «Какая польза для науки, если б нам удалось пролежать где-нибудь несколько суток под снегом, съесть своих собак, подошвы и прочее, без успеха в главном деле, т. е. без обзора и описи определенного пункта».

Снаряжение экспедиции отличалось минимализмом. Научное оборудование состояло из карманного хронометра, карманных серебряных часов, секстанта, четырех ртутных термометров, транспортира, карманного компаса и артифициального горизонта. Сумма расходов на экспедицию составляла 3052 руб. 46 коп. серебром. Сверх этого Загоскин из своих средств внес свыше тысячи рублей серебром на награды команде, подарки туземцам, покупку этнографических предметов и пищи. Главнейшим товаром для обмена с местным населением был цветной бисер, которым в изрядном количестве Загоскина снабдила мать.


Лаврентий Загоскин

Шаман одного из северо-американских племен (эскимос-юпики) | Лаврентий Загоскин, Русская Америка, Аляска , Крузенштерн,




Путешествие началось в декабре 1842 года. В сопровождении пяти креолов-охотников Загоскин прошел пешком и на кожаных лодках более пяти тысяч километров. «Мы находились в отсутствии год, шесть месяцев и 16 дней». В труднейших условиях продвигались сначала по морскому побережью к устью реки, затем по замерзшему ее руслу вглубь материка. В термометре замерзала ртуть, морозы стояли ниже 30 градусов: «Чуть остановился, мороз пробирает до костей; не помогает и огонь, который в таких случаях не высится пламенем, а едва обхватывает костер». Более чем через месяц прибыли в селение Нулато, которое Лаврентий Алексеевич определил как опорный пункт походов в бассейн реки Юкон (в переводе — Большая река). Русским исследователем за семь месяцев было осмотрено и описано среднее течение Юкона (700 км). Наибольшее внимание исследователь уделял огромной территории (26 тыс. кв. км), где река разветвляется на множество мелких рукавов и протоков. Ставший гидрологом, геологом, зоологом и ботаником, морской офицер создал отчетливое представление о природе мест, где не ступала нога европейца, описал пространства многочисленных островов с богатой растительностью, с «еловым лесом, где растут тополь, береза в два и три обхвата». Говоря о Юконе, Загоскин отмечал, что его вода «изжелта сероватая и на трехведерный бочонок в три дня дает одну шестую отстоя ила. В исходе мая, с заморозками вода становится чиста… Впрочем, вода Квихпака, как и благословенной матушки Волги, весьма здорова». На протяжении своего пути путешественник ставил большие кресты из стволов деревьев и выжигал пистолетным шомполом на них год, число и свое имя, тем самым подтверждая принадлежность этих мест России.


Лаврентий Загоскин

Маршрут путешествия Загоскина (Аляска). | Лаврентий Загоскин, Русская Америка, Аляска,




Зимний путь сложен, но весеннее продвижение было еще труднее. «Трудности хода в такую погоду понимает только бывалый; ему знакома и эта боль в ногах, и расслабленность всего тела, и туман в глазах, и неутолимая ничем жажда, и многое мучительное…».

В книге зафиксирован каждый день путешествия. Сильное впечатление оставила первая неожиданная метель на Юконе. У путников не было лыж, шли с большим трудом, переставляя ноги, и «слыша как вокруг шевелятся снежные сугробы, словно пески в пустыне во время урагана». Во время этого перехода исследователь отморозил палец на руке, который пришлось ампутировать охотничьим ножом, когда добрались до индейского селения. Палец был отрезан с кольцом, имевшим необычную историю.


Николай Бестужев

Декабрист Николай Александрович Бестужев (13 (24) апреля 1791 года, Санкт-Петербург — 15 (27) мая 1855 года, Селенгинск). Автопортрет (1838); в руках держит портрет брата Михаила. | Лаврентий Загоскин, Русская Америка, Аляска, Бестужев,




Она началась в сибирском руднике Петровского завода. Изготовил кольцо на каторге сосланный по распоряжению императора Николая I за участие в вооруженном заговоре, декабрист Николай Бестужев из железных кандалов. На серебряной обкладке читались слова «Mors et vita» («Смерть и жизнь»). Бестужев подарил его солдату-охраннику, приносившему узнику разные инструменты и приспособления для научных занятий. Встретив Загоскина, узнав его благородную натуру, солдат отдал ему «тайную вещь». В конце - концов кольцо каторжника перешло на палец индианки на Аляске.

Отмеченная современниками и потомками точность топографической съемки, физико-географических данных давалась первопроходцу неимоверными усилиями. Часто приходилось придумывать специальные приспособления, чтобы произвести исследования. Например, чтобы узнать температуру воды в реке, было необходимо пробивать лунки во льду. Естественно, тяжелого лома в экипировке экспедиции не предполагалось. Путешественник отрывал от своего плаща из лосиной кожи полосы, связывал их, промазывал шнур жиром глухаря и привязывал к концу шнура термометр. Чтобы термометр не разбился, заключал его в рамку из лиственничных веток и бросал в полынью. Когда измерял глубинную температуру, привязывал к прибору свинцовую пулю.


Лаврентий Загоскин

Карта территории Аляски, исследованная Л.А. Загоскиным (фрагмент) | Фото: State Historic Museum | Лаврентий Загоскин, Русская Америка, Аляска,




В переходах не часто удавалось быть сытыми. «Голод неразборчив. Не однажды приходилось отнимать у волка его добычу». Но благодаря умению найти общий язык с аборигенами, вызвать у них к себе расположение у Лаврентия Алексеевича были «на столе» летом свежие рыба и мясо, а зимой заготовленные квашеная икра и рыба: икра хранилась в берестяных коробках, рыба — в ямах. «Покупка рыбы с изрядным запахом не смущала нас, к такой пище мы давно привыкли». Привык и оценил русский путешественник жир морских животных — основу рациона и здоровья северных народов. «В самом деле, откуда войти простуде к человеку, у которого все поры замазаны маслом и сверх того продублены уриной? В хорошую погоду (при морозе 20 градусов) сколько раз мне удавалось видеть, что туземцы спят мертвым сном, а на обнаженных их спинах налегло инея на полпальца». Отдавая должное антисептическим свойствам урины, мылся Загоскин все-таки водой или снегом.

Особую ценность представляют этнографические наблюдения Лаврентия Алексеевича. Американские исследователи считают произведение русского автора «непревзойденным образцом этнографической литературы». Загоскин обстоятельно описал группы приморских и материковых племен, сравнивал их занятия, быт, верования. Туземцы приморские — класс торговцев, они хитрее, оборотливее. Глубинные туземцы не завистливы, не жадны, не жестоки сердцем, отличаются от приморских веселостью нрава. Там мужчиною признается только тот, кто промыслил нескольких волков, поймал несколько оленей, имеет пояс из челюстей животных для подарка невесте, приобрел много пушнины и все раздал так, что сам остался в худой одежде: ему сопутствует всю жизнь общее уважение.


Уналашка

Остров Уналашка, Аляска | Загоскин, Аляска, Уналашка,




Характер туземцев нельзя сравнивать по первым поступкам с чужестранцами. «Добродетели их и пороки не могут быть сравнимы с пороками и добродетелями просвещенных народов и христиан… И добродетели и злоба их младенческие». Корыстолюбие присуще тем племенам, которые познакомились с европейцами и узнали, что такое богатство и нищета. «Народ, проживающий в патриархальной простоте, не ведающий существительных господин и слуга, не может считать себя в подчинении у другого народа, и поэтому туземцам не приходит в голову обсудить, в зависимости они от русских или нет».


Уналашка

Жители острова Уналашка | Аляска, Загоскин, Уналашка,




Изо дня в день Загоскин наблюдал жизнь эскимосов и индейцев, вел переговоры с различными племенами, присутствовал на свадьбах, поминках, мужских и женских вечеринках, обрядовых праздниках. «Помимо сыскания пищи и одежды человек часть времени посвящает на выполнение религиозных обрядов, т. к. он сотворен с понятием своей духовности. Нет ни одного племени на земном шаре, которое не осознавало бы своего бессмертия». Туземцы признают верховное существо, сотворившее землю, небо, море. В каждой стихии существует свой правитель. Праздник наиболее почитаемого морского духа справляется жителями поморья в течении целого месяца. В заключительный день надуваются и раскрашиваются пузыри животных, добытых охотниками, затем вывешиваются в общественном доме (кежиме). Между пузырями размещаются двигающиеся фантастические фигуры птиц, зверей, рыб, как-то: «резной из дерева филин с человеческою головою, чайка из рода мартышек, целующиеся куропатки». Весь день они окуриваются дымом. Вечером, после пляски, мужчины несут их в сопровождении воющих женщин к специально приготовленной проруби. К пузырям привязывают камни и их опускают в воду. Все внимательно смотрят, с какою скоростью предметы идут ко дну. По пузырям и кругам на воде узнают об успехе улова морского зверя на лето. «Невозможно требовать, чтоб дикарь сразу оставил все свои суеверия, обычаи и постиг истинного христианского бога».

Лаврентий Алексеевич собрал уникальные этнографические коллекции, хранящиеся сейчас в Музее этнографии в Петербурге и музее антропологии МГУ и считающиеся важнейшими источниками для понимания культуры коренного населения Аляски — тлинкитов, атабасков, эскимосов. В описании одежды туземцев Загоскин старался подчеркнуть схожесть и различие в оформлении костюма. Так, заметил исследователь, население Нортонова залива одевается схоже с камчадалами и чукчами. Женщины заплетают косы, обвивают их вокруг уха, украшают мехом волка или росомахи. «Женщина и на севере умеет найти, чем себя выказать».

Выполняя задание правления, он обрисовал точную и яркую картину межплеменного обмена на громадной территории, определил 40 пунктов проживания племен, составил словарь их языков, что представлялось особенно важным для деятельности Российско-Американской компании.


Лаврентий Загоскин

Ново-Архангельск. Рисунок И. Г. Вознесенского (1839—1849) | Лаврентий Загоскин, Русская Америка, Аляска,




По возвращении в Ново-Архангельск Лаврентий Алексеевич за зиму привел в порядок записи, коллекции. В мае 1845 года он отправился в обратный путь через Сибирь. В 1848-м вышла «Пешеходная опись части русских владений в Америке, произведенной лейтенантом Лаврентием Загоскиным». Литературный обозреватель писал о книге Загоскина: «Русские благодаря труду лейтенанта Загоскина открывали для себя совсем новую Америку, целые государства с сильной пышной растительностью под широтою Архангельска, с богатыми лугами и долинами, с чудными реками и озерами, настоящий рай геперборейский».


Лаврентий Загоскин

Книга Лаврентия Алексеевича Загоскина "Пешеходная опись части русских владений в Америке" | Лаврентий Загоскин, Русская Америка, Аляска,




На следующий год после публикации Русское Географическое Общество избрало Загоскина действительным членом. Российская академия наук присудило ему вторую премию. На конкурс было подано 26 работ, победителем стал П. Л. Чебышев за создание классического труда по математике.

В 1848 году Загоскин оставил службу. Во время Крымской войны (1855-1856) командовал дружиной рязанского ополчения, возводившей укрепления около города Николаева. После освободительной крестьянской реформы 1861 года собирал сведения для статистического комитета о переселении крестьян Рязанской губернии, в которой находилось его имение. Отойдя от общественных дел, увлекся садоводством. Яблоки из сада морского офицера отмечались медалями и похвальными листами на выставках в Москве и Рязани.


Лаврентий Загоскин

Дом в Рязани, в котором жил Загоскин
| Лаврентий Загоскин, Русская Америка, Аляска,



Natalia Kargapolova

Natalia Kargapolova, Contributor: I was born in 1952. I studied at the Moscow State University named after Mikhail Lomonosov. Years of study have been the happiest years. Historian. After graduation  worked at the State Historical Museum in Moscow for the last 36 years. I am engaged in the Russian history of 19-20 centuries. The work is extremely interesting. I am making the exhibitions in our museum, and in museums in Russia and abroad. The exhibitions were held in Germany, Italy, USA, Canada. Projects in the United States in... (Подробнее...)