America Pictured Меню

Свет и тени

Vladimir Sukhoi
Contributor

Сокровищница музея Хиллвуд продолжает жить по своим собственным законам и доставлять радость людям.



На обложке:

Музей Хиллвуд
Музей Хиллвуд в Вашингтоне, в котором собрана самая большая коллекция русского искусства на Западе, которую собрала Марджори Пост. В музее Хиллвуд собрана одна из самых больших коллекций яиц Фаберже, а также множество картин русских и французских художников 18 и 19 веков, а также фарфор и иконы

Музей Хиллвуд содержит редкую коллекцию русского искусства

Марджори Мерриуэзер Пост

Марджори Мерриуэзер Пост (1887-1973) была дочерью известного промышленника Чарльза Уильяма Поста. Весьма прибыльный бизнес позволил ей начать в 20-е годы собирать произведения французского искусства XVIII века. А затем уже - в 1937 году - она стала пионером коллекционирования российского искусства | музей Хиллвуд, Марджори Пост, дом Романовых, яйца Фаберже, Брюллов, русское искусство,

Музей Хиллвуд содержит редкую коллекцию русского искусства

Vladimir Sukhoi
Contributor

6.8K

Просмотров/Репосты

[Комментарии] Музей и сады Хиллвуд содержат редкую и ценную коллекцию российского и французского декоративного искусства. Национальные предметы искусства и артефакты находятся в одном из вспомогательных зданий.

Адрес: 4155 Линнеан Авеню,
Вашингтон, округ Колумбия, 20008

На северо-западе американской столицы, возвышаясь над парком Рок- Крик, находится Музей Хиллвуд, который многие называют Русским музеем в Вашингтоне. В музейном мире Хиллвуд занимает уникальную позицию: это - музей , который содержит самую богатую коллекцию российского императорского прикладного и декоративного искусства за пределами России. Поэтому не удивительно, что среди посетителей музея можно встретить много выходцев из бывшего Советского Союза, которые с огромным интересом и наслаждением знакомятся с замечательным собранием российских художественных ценностей, бесценными сокровищами Российского императорского дома.

Путеводители и буклеты сообщают, что коллекции Хиллвуда были бережно собраны хозяйкой имения, раскинувшегося на 25 акрах ( один гектар ) живописной местности, которая окружена естественным лесом. А хозяйка - Марджори Мерриуэзер Пост (1887-1973) была дочерью известного промышленника Чарльза Уильяма Поста, который придумал пищевой заменитель кофе «Postum» и один из первых предложил кукурузные хлопья для здорового завтрака, которым мы, как и американцы, теперь привычно начинаем каждое утро. Марджори унаследовала бизнес отца и вскоре стала собственницей компании по производству пищевых продуктов «Cereal Postum Corporation». Так вот: весьма прибыльный бизнес позволил ей начать в 20-е годы собирать произведения французского искусства ХУШ века. А затем уже - в 1937 году - она стала пионером коллекционирования российского искусства: Марджори волею судьбы оказалась в Москве, поскольку ее муж Джозеф Дэвис был назначен послом США в СССР.





Имение было открыто для посещения публикой в 1977 году - четыре года спустя после смерти Марджори Пост. В 1997 - 2000 годах музей был капитально отреставрирован и снова открыл двери для посетителей 26 сентября 2000 года. Мысленно пройдемся по основным комнатам музея, концентрируя внимание на всем русском, поскольку это и есть предмет нашего пристального интереса. В помещении при входе в основную часть здания висит огромный портрет Екатерины Второй, который приписывается кисти Дмитрия Левицкого. Рядом - еще один портрет Левицкого - принцессы Дашковой. И здесь же - портрет Екатерины Второй, выполненный в 1773 году Пьерром-Этьеном Фальконе, сыном скульптора Фальконе, автора памятника Петру Великому в Санкт-Петербурге. До революции этот портрет висел в Галерее Романовых в Эрмитаже. В фойе также размещены многочисленные портреты русских царей, их жен, императриц и фрейлин, а также две прекрасные вазы, изготовленные на Императорской фарфоровой фабрике в России в XIX веке.


Музей Хиллвуд

Имение Хиллвуд было открыто для посещения публикой в 1977 году - четыре года спустя после смерти Марджори Пост | Музей Хиллвуд, Марджори Пост, дом Романовых, яйца Фаберже, Брюллов, русское искусство, Маковский,




К фойе прилегает Российская фарфоровая комната. Там - четыре императорских сервиза середины XVIII века, позолоченная бронзовая люстра из царских покоев, коллекция императорского стекла и императорские гербы, инкрустированные в пол.

Комната икон содержит 80 творений императорского ювелира Карла Фаберже (1846-1920), в том числе два из 50 известных раритетных Пасхальных яиц, заказанных для Российского императорского дома Александром III и Николаем II. Одно яйцо, выполненное в золоте и голубой эмали с двенадцатью бриллиантовыми монограммами, было подарено Николаем II и императрицей Александрой матери самодержца Марии Федоровне на праздник Великой Пасхи в 1895 году. Второе Пасхальное яйцо - более знаменитое и названное в честь Екатерины Второй, было преподнесено Николаем II своей матери на Пасху в 1914 году. Оно выполнено из золота, жемчуга и алмазов. Русский миниатюрист фирмы Фаберже Василий Зуев, используя розовую эмаль, очень искусно вписал в яйцо несколько аллегорических сцен из французской жизни на основе рисунков художника Франсуа Бушера. Пасхальное яйцо Екатерины Второй было, в свою очередь, подарено Марджори Пост ее дочерью Элеонорой Барзин, которая перекупила яйцо у Галлереи Хаммера в Нью-Йорке. Среди других шедевров Фаберже - настольные часы, подсвечники, пепельницы, шкатулки для почтовых марок.


Музей Хиллвуд

Комната икон содержит 80 творений императорского ювелира Карла Фаберже (1846-1920), в том числе два из 50 известных раритетных Пасхальных яиц, заказанных для Российского императорского дома Александром III и Николаем II. | Музей Хиллвуд, Марджори Пост, дом Романовых, яйца Фаберже, Брюллов, русское искусство, Маковский,




Представлена и эмалированная музыкальная шкатулка (1907) , подаренная Феликсу и Зинаиде Юсуповым к 25-летию их свадьбы. В центре комнаты - на высоком постаменте - в специальном футляре фирмы Фаберже помещена бриллиантовая свадебная корона императрицы Александры Федоровны, жены Николая II. В этой же комнате, естественно, представлены русские иконы XVI века и предметы религиозных культов.

В большой комнате под названием «Павильон», где Марджори Пост любила показывать фильмы и устраивать балы, висят две огромных картины. Одна - полотно Константина Маковского «Боярский свадебный пир в XVII столетии» (1883) и другая - полотно Карла Брюллова « Графиня Ю. П. Самойлова с воспитанницей и арапчонком» (1832-1834). Обе картины производят мощное впечатление. И хотя в России принято порицать Маковского за однообразие «боярских жанров», в американской столице эта картина смотрится не только экзотически, но и как произведение блестящего артистизма, как живопись, сохраняющая свое право на живописность. А великий Брюллов везде остается таковым. Графиню Самойлову - предмет своего длительного увлечения - он писал неоднократно и всегда хорошо. В буклетах Хиллвуда часто помещают другой, более поздний портрет графини Самойловой, выполненный кистью Брюллова, - «Портрет графини Ю.П. Самойловой, удаляющейся с бала с приемной дочерью Амациллой» (до 1842). Говорят, что Марджори Пост страстно хотела приобрести и этот портрет - для полноты коллекции, но ей удача не улыбнулась, о чем она очень сожалела.
Здесь же, в «Павильоне», - три портрета Николая II, исполненных в разной технике, и портрет наследника престола Алексея. Темный бронзовый бюст великого князя Константина. Про висящий в углу портрет молодого человека с Георгиевским крестом экскурсоводы говорят, что это - граф Оболенский, с которым госпожа Пост любила танцевать. Рядом - специальный застекленный стенд с русскими орденами, Георгиевскими крестами, саблей. И всюду фарфор… Госпожа Пост иногда сервировала этим фарфором стол. Особенно ей нравились суворовские, зелено-красные тарелки, которые казались хозяйке Хиллвуда особо подходящими для трапезы в день Рождества. В гостиной комнате стол сервирован так же, как при жизни миссис Пост, - золотыми тарелками. В своем завещании она запретила после своей смерти проводить любые трапезы в этом зале.


Музей Хиллвуд

Музей Хиллвуд в Вашингтоне, в котором собрана самая большая коллекция русского искусства на Западе, которую собрала Марджори Пост. В музее Хиллвуд собрана одна из самых больших коллекций яиц Фаберже, а также множество картин русских и французских художников 18 и 19 веков, а также фарфор и иконы. Константин Маковский «Боярский свадебный пир в XVII столетии» (1883). | музей Хиллвуд, Марджори Пост, дом Романовых, яйца Фаберже, Брюллов, русское искусство, Маковский,




Еще одна комната музея называется Выставочная комната Русской церкви. Считается, что русские иконы начал собирать в России Джозеф Дэвис. После развода в 1955 году эта коллекция досталась ему, но когда он умер в 1958 году, Марджори Пост снова выкупила все у наследников Дэвиса. Сейчас в русской церковной коллекции не только 84 деревянных икон XVI-XX веков, но и церковные кубки и чаши, накидки, митры, фрагменты иконостасов, покрывала для алтарей, подсвечники, лампадки и кадила. Первая икона, купленная самой Марджори Пост, - Иверская Матерь Божья - когда-то висела в Александрийском дворце в Царском Селе. Потрясающее впечатление производит церковный золотой кубок, инкрустированный алмазами, бриллиантами, восьмью камеями, драгоценными и полудрагоценными камнями - халцедоном, гелиотропом, нефритом. Кубок исполнен золотых дел мастером Ивером Бахом в 1791 году по заказу Екатерины Великой и был преподнесен ею в дар Монастырю Александра Невского в Санкт-Петербурге.


Музей Хиллвуд

В выставочной комнате Русской церкви представлена большая коллекция деревянных икон XVI-XX веков, церковные кубки и чаши, накидки, митры, фрагменты иконостасов, покрывала для алтарей, подсвечники, лампадки и кадила. | Музей Хиллвуд, Марджори Пост, дом Романовых, яйца Фаберже, Брюллов, русское искусство, Маковский, иконы,




Специальный фон комнаты - огромная фотография алтаря Успенского собора Московского Кремля, чтобы «создавать у посетителей ощущение пребывания в русской православной церкви».

В Хиллвуде также много предметов, относящихся к российской военной культуре, ордена, медали, знаки отличия, военные кубки. Один из таких золотых кубков, выполненный знаменитым мастером по металлу Джонатаном Кристианом Барбе, был вручен в 1833 году офицерами его полка графу Апраксину. В буклете говорится, что это - единственный кубок работы Барбе, сохранившийся до наших дней. На территории усадьбы Хиллвуд есть еще одна «русская Мекка» - бревенчатый сельский дом под названием «Дача». В нем выставлена коллекция русского искусства, подаренная Хиллвуду мадам Аугусто Россо, женой посла Италии в Советском Союзе в 30-е годы. В основном - это русские иконы и предметы декоративного искусства.

Нельзя не сказать и о парке, который с любовью разбила госпожа Пост. Здесь есть и французский цветник с низкорослыми растениями и бассейном, вокруг – мраморные сфинксы, фигуры с головами и торсами дам и ногами львов, и свинцовые амуры верхом на морских животных. Короче, всё, как было в 18-м веке, эпохе, которую так любила госпожа Пост.

Прекрасен летом и розарий, спроектированная Уиллардом Гебхардтом беседка увита розами и глициниями. Усовершенствовал сад садовник из Белого дома Перри Уилер. Именно здесь похоронена хозяйка дома, на ее памятнике с изображением фамильного герба - девиз Марджори Пост – "Все мои надежды покоятся во мне".
Во время просмотра коллекции Хиллвуда и особенно после посещения музея у русского человека возникает много - в том числе и недоуменных - вопросов. Почему все эти картины, драгоценности, посуда, ордена, ювелирные изделия, церковная утварь находятся в Вашингтоне, а не там, где им, собственно, надлежит быть - в России? Что это - безумное расточительство, русская нерадивость или что-то другое? Марджори Мерриуэзер Пост сумела обзавестись таким количеством русского антиквариата, что, по свидетельству очевидцев, когда Раиса Максимовна Горбачева посетила Хиллвуд и увидела все это добро, то расплакалась… Сразу возникает сильное желание во всем этом разобраться. Попробуем.


Музей Хиллвуд

Могила Марджори Пост в розовом саду. | музей Хиллвуд, Марджори Пост, дом Романовых, яйца Фаберже, Брюллов, русское искусство, сады,




Как выясняется, на приобретение всех этих поистине бесценных произведений русской живописи, прикладного и декоративного искусства по их действительной стоимости (если допустить невозможное - что такая цена вообще могла быть определена в Советском Союзе 30-х годов) никаких капиталов Джозефа и Марджори Дэвис (в Москве она носила фамилию мужа) - какими бы страстными и неистовыми собирателями они бы ни были - хватить не могло. Значит, здесь что-то другое. Значит, они оказались владельцами многих уникальных вещей другими путями. Какими? В 1927 году советское правительство испытывало острый недостаток средств для воплощения в жизнь планов первой пятилетки. Было принято решение распродать часть художественного достояния страны, царские и церковные драгоценности, предметы культа и антиквариата. Большевики говорили, что царские украшения и драгоценности представляют собой «самую глупую сторону буржуазной роскоши» и что «бриллианты необходимо превратить в тракторы». Начался фактический грабеж культурных и музейных ценностей. На аукционах в Лондоне, Берлине, Вене и Париже распродавались - порой по бросовой цене - ценности Российской империи. А внутри Советского Союза российское художественное и золото-алмазное достояние скупалось за валюту в салонах Торгсина (фирма «Торговля с иностранцами»), на складах Гохрана (Государственное хранилище ценностей РСФСР) и попросту в комиссионных магазинах. Вот на эту жилу и угодили супруги Дэвис. Вскоре после прибытия в Москву 19 января 1937 года американский посол вместе со своей супругой приступили к методическому исследованию московских комиссионных магазинов, где они стали скупать за бесценок иконы, церковную утварь, посуду, произведения искусства и старины. Как писала Марджори в своем дневнике, она клала золотые и серебряные церковные кубки и вазы на скатерть, связывала скатерть узлами накрест и покупала все на вес - пять центов за грамм. Однажды супруги Дэвис совершили очередной вояж в комиссионные магазины и распорядились привезти купленные ценности в резиденцию посла Спасо-хаус. Каково же было их удивление, когда через несколько часов к резиденции подкатил автомобиль, в котором находился вусмерть перепуганный директор одной из «комиссионок» в окружении чинов НКВД. Послу вручили покупки и разъяснили, что в магазине его «обманули» - на самом деле, мол, покупки стоили во много раз дешевле. Получив назад немалую сумму денег, Дэвис был очарован «услужливостью и порядочностью» «джи-пи-ю» (ГПУ) - он продолжал именовать прежним названием энкаведистов. Но на самом деле он отлично понимал: необходимо благодарить высшие советские власти. Он догадывался: полученные им бесплатно или за символическую цену культурные ценности превращены коммунистическим режимом в политическое оружие.

И «понятливый посол» сигнал властей воспринял и истолковал адекватно. «Ответ» последовал незамедлительно: Дэвис послал в Вашингтон первый обширный доклад, в котором «не заметил» «большого террора» в СССР, признал «судебные процессы над врагами народа» в основном правильными и даже рассыпался в комплиментах Сталину, назвав его «организационным гением», человеком «простым, трудолюбивым, обладающим большой умственной силой». Таким образом, лояльность американского посла советским властям предержащим была обеспечена. Полностью одобряя деятельность американского посла, сталинский режим не скупился на вознаграждения. Придворный советский живописец А.М. Герасимов написал портрет супруги посла, выполнив его в помпезном псевдоклассическом стиле. Один за одним следовали подарки от главы правительства СССР В.М. Молотова и его супруги из фондов Третьяковской галереи, Киевско-Печерской лавры, Чудова монастыря. Кроме того, послу и его жене по-прежнему давали возможность по сниженным ценам покупать художественные ценности, хотя к тому времени Торгсин был упразднен, а Гохрану запретили иметь дело с иностранцами. За восемнадцать месяцев пребывания в Советском Союзе супругам Дэвис удалось создать великолепное собрание картин Д.Г. Левицкого, И.К. Айвазовского, других замечательных художников, впечатляющую коллекцию фарфора, керамики, редкой посуды, художественного серебра. Коллекция же работ Карла Фаберже была настолько грандиозной, что в 1965 году Университет штата Оклахома издал ее специальный каталог.





Сталин поощрял Дэвиса не только материально. Он был первым иностранным дипломатом, которого «отец народов» принял 5 июня 1938 года в Кремле. Сталин преподнес Дэвису собственный портрет с теплой надписью. После отъезда летом 1938 года Джозефа Дэвиса из Москвы Сталин продолжал пристально следить за его карьерой, хорошо отозвался о книге бывшего посла «Миссия в Москву», а в мае 1945 года Дэвис - единственный из всех западных дипломатов за всю советскую историю - был награжден орденом Ленина. По этому случаю посольство СССР в Вашингтоне устроило грандиозный прием.

Вот такая «другая сторона» медали. Хотя сокровищница музея Хиллвуд от этого не становится менее ценной. Она продолжает жить по своим собственным законам и доставлять радость многим людям. Пути же формирования этой уникальной коллекции по-прежнему вызывают многочисленные вопросы, на которые нет однозначных ответов. Конечно, остается саднящее чувство сожаления по поводу того, что все это великолепие, некогда принадлежавшее России, навсегда для нее утрачено. Конечно, есть досада, что культурное достояние России бездарно разбазаривалось людьми, которые считали себя «интеллигентами на все времена», что оно часто попадало в не очень чистые руки. Но мы не должны забывать, что многие из этих ценностей могли кануть в Лету, сгинуть в сырых подвалах, сгореть в разрушенных церквях и монастырях. О русском небрежении к тому, что мы имеем, сложены легенды. А так - в США, в Вашингтоне есть маленький невысыхающий оазис российской культуры - как отдаленное эхо той мощной культурно-художественной симфонии, которая звучала в императорских дворцах Государства Российского. Может быть, путем совместного с американцами внимания и уважения к нашему многострадальному прошлому, путем его глубокого изучения мы придем к пониманию того, что нам необходимо прочное культурное настоящее и будущее. Примерно об этом написал в предисловии к одному из красочных буклетов музея Хиллвуд и Директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. Он говорит о том, что Хиллвуд и Эрмитаж давно и плодотворно сотрудничают, и это сотрудничество, переходящее в дружбу, на пользу и американскому, и российскому народам. Что ж, прислушаемся к Пиотровскому. Он, наверное, знает, что говорит.


Музей Хиллвуд

Музей Хиллвуд в Вашингтоне, в котором собрана самая большая коллекция русского искусства на Западе, которую собрала Марджори Пост. В музее Хиллвуд собрана одна из самых больших коллекций яиц Фаберже, а также множество картин русских и французских художников 18 и 19 веков, а также фарфор и иконы | музей Хиллвуд, Марджори Пост, дом Романовых, яйца Фаберже, Брюллов, русское искусство,



Vladimir Sukhoi

Vladimir Sukhoi, Contributor: Born December 26, 1952, Dnepropetrovsk region, Ukraine, USSR. Graduated from Moscow Institute for International Relations (MGIMO). Faculty of International Journalism. Diploma with Excellence. 1973-1979. Correspondent, special correspondent, deputy managing editor for PRAVDA newspaper. 1979-1986. PRAVDA’S staff writer in the U.S, New York City. 1986-1991. Deputy director, director of Studio for International Programming and Videoexchange (Studio M), Russian State Television and Radio... (Подробнее...)